Дети войны

Дети войны

Война — не детское дело. Однако детей она не спрашивает и делает их сиротами, рано взрослит, калечит тело и душу.

В День памяти и скорби я вспоминаю о трех маленьких девочках, по которым этот каток второй мировой проехался со всей силой..

Моя бабушка по материнской линии Александра Михайловна Пленкова жила в Западной Сибири в поселке Усть-Шиш, где когда-то бывал Ермак. В 1941 году ей исполнилось 14 лет.

О начале войны она ничего не рассказывает, однако можно предположить, что информация дошла до их поселка не сразу, ведь и больших сибирских городов страшная весть достигла лишь через несколько часов после нападения. Сразу вызвались воевать несколько добровольцев, затем мобилизовали остальных мужчин. Старики, женщины и дети остались в колхозе и должны были выполнять обычную норму.

Если и в мирное время они никогда не жили богато, то теперь стало и вовсе скудно.

Дети войны

Однажды в поселок приехали люди с производственного предприятия, переписали и рекрутировали всех подростков, в том числе и Александру с подругой. Отвезли их за сотню километров от дома, поселили в холодных бараках и стали обучать работе на станках.

Привычные к крестьянскому труду дети нагрузок не боялись, но питание теперь невозможно было вырастить самому, а еды из столовой не хватало, чтобы утолить голод.

Чувствуя, что силы покидают ее, Александра решила бежать. Вдвоем с подругой они без документов покинули завод и, как могли, пешком, на перекладных добрались до дома.

Матери сначала радовались, затем осознали серьезность проступка — наказание за «самоволку» могло быть очень серьезным. К счастью, девушкам повезло. Местный уполномоченный не дал делу хода, хоть и понимал, что документы утеряны неслучайно.

Бабушка осталась в колхозе, окончила школу и после войны стала учительницей.

Смерть и разрушения не коснулись Александры Михайловны. Иначе пришлось другой нашей родственнице, Валентине Васильевне Коробковой. Семилетняя Валя жила с родителями в Ленинграде.

Отец ушел на фронт, а они с матерью, пережив блокадную зиму, смогли благополучно эвакуироваться. Садясь на катер, она выронила свою куклу и громко плакала, потому что никто и не думал ее доставать.

Это было лишь начало злоключений маленькой девочки.

Попав на Большую землю, они с мамой сели на поезд, чтобы ехать дальше на восток, но поезд был разбомблен. Мать и дочь потеряли друг друга.

Валентина попала к немцам. Ее присоединили к группе пленных взрослых и повели под конвоем.

Куда вели и зачем, она объяснить не может. Помнит, что своей одежды не хватало, пленные давали ей свои безразмерные ботинки, кофты и помогали идти.

Ведь если бы она упала, ее бы расстреляли.

Во время одной из ночевок в каком-то сарае один из немцев-конвоиров подбежал к ней, стал обнимать, прижимать к сердцу, приговаривая «Kind, Kind!» (нем. ребенок) и что-то бормоча по-немецки — видимо, про своего ребенка в Германии. Дал ей булку и убежал.

Через какое-то время группу пригнали в Прибалтику и выставили на биржу чернорабочих. Туда приезжали крестьяне с хуторов и брали себе батраков. Валентина была настолько мала, что никто ей поначалу не интересовался.

В конце концов, однако, забрали и ее. У нового хозяина была многодетная семья, но рабочих рук в большом хозяйстве все равно не хватало.

Его жена и дети отнеслись к девочке тепло, но сам хозяин все время ворчал, что она здесь для того, чтобы работать, а не играть, и не разрешал ей обедать за одним столом с семьей. Впрочем, ее не били, кормили и давали посильную работу.

Сейчас она считает, что ей тогда повезло.

Тем не менее, когда в Литву вошли советские танки, Валентина поспешила уехать вместе с ними. Она хотела добраться до Белоруссии, где в одной деревне жили ее родственники. На одном из перекрестков она рассталась с танкистами и дальше добиралась сама.

Через месяц скитаний она все-таки достигла деревни и застала руины. Идти было некуда.

Кое-как девочка соорудила себе землянку, собрала уцелевшую утварь, устроила огородик. Где-то нашла корову, построила и для нее землянку, так как в глухих лесах водились волки и страшно выли по ночам.

Дети войны

Уходить из деревни она не хотела, надеясь, что здесь ее смогут найти родители. Где их искать, она не представляла, а они, в свою очередь, считали ее мертвой.

В отсутствие родителей и каких бы то ни было взрослых Валентина воспитывала сама себя. Она решила учиться. В нескольких километрах от ее дома работала школа, и она ходила туда пешком в своих безразмерных ботинках, которые натирали ноги и плохо защищали от холода.

Где побежит, где попрыгает, где пописает на ноги, чтоб согреться… Тяжело было.

В конце войны в районном центре появился отец и стал разыскивать могилу своей дочери. Откуда он знал, что она может быть в Белоруссии, неизвестно.

И какое же счастье было увидеть дочь живой и здоровой! С мамой они встретились еще через несколько месяцев.

Это счастливые истории. Моя бабушка Александра и родственница Валентина живы до сих пор, хотя здоровье их подводит.

Третья история будет трагичной. Мне хотелось бы рассказать о девочке, выполнявшей боевые задания и погибшей от рук фашистов. Ларису Михеенко называют пионером-героем.

Помнится, подвигам ее и ее товарищей в советской школе посвящались специальные занятия, и имена самоотверженных детей тогда знали наизусть. В первую очередь, конечно, имена Героев Советского Союза: Лёни Голикова, Марата Казея, Вали Котика, Зины Портновой и Александра Чекалина. Лариса Михеенко награждена Орденом Отечественной войны I степени и тоже заслуживает памяти.

В 1974 году о Ларисе Михеенко был снят художественный фильм «В то далекое лето».

Начавшаяся война застала 12-летнюю Лару в деревне у дяди Лариона в Псковской области. Стремительно пришла оккупация, и близкий родственник показал свое истинной лицо, пойдя служить новым властям и выставив собственную мать и племянницу за дверь.

Тем приходилось есть лебеду и просить милостыню.

Вскоре стало ясно, что молодежь скоро отправят в Германию на работы. Хотя у Лары было в запасе время, никто не мог сказать наверняка, сколько. Втроем с подругами она направилась в лес к партизанам с просьбой принять их в отряд.

Командир П.В. Рындин, впрочем, отказал им и сослал под предлогом важного задания домой. Жизнь в лесу могла казаться романтичной только в приключенческих книгах.

Партизанам нужны были не «дети полка», а воины. Тем не менее девушки проявили настойчивость и вернулись.

Их помощь потом оказалась неоценимой для отряда. Подростки могли зайти туда, куда взрослого близко не подпустят.

Дети войны

В июне 1943 года Лара и ее подруга Рая взяли корзинки и отправились в деревню Орехово, куда был согнан скот, отобранный у жителей. Всем встречным девушки объясняли, что идут к тетке за капустной рассадой, а на самом деле узнавали, сколько солдат в деревне, когда происходит смена караула и где расположены пулеметы.

Благодаря этой информации скот был отбит у врага, а отряд потерял минимум бойцов.

Несколько раз девушки ходили на церковные праздники и подкладывали прихожанам агитационные листовки. Однажды они были задержаны, но сумели бежать.

Иногда ради получения важных сведений нужно было внедряться в стан врага под видом наемных работниц. Так, в одной деревне Лара служила пастухом, в другой — няней и во время прогулок с ребенком добывала сведения о расквартированном немецком гарнизоне.

К концу лета 1943 года Лариса была уже опытным разведчиком. Ее перевели в 21 бригаду Ахременкова, которая занималась подрывами железных дорог и эшелонов. Командир поставил задачу уничтожить мост.

Ларе это показалось недостаточным, и она вызвалась взорвать мост вместе с вражеским поездом. Нужно было обмануть караул и поджечь шнур уже непосредственно во время движения состава. Девушке удалось не только выполнить задание, но и невредимой вернуться к своим.

За это ей был присвоен орден Отечественной войны — увы, посмертно.

В ноябре 1943 года трое партизан отправились на задание в деревню Игнатово, но были выданы предателем и схвачены. Двое погибли на месте, а Ларису после долгих допросов и пыток расстреляли.

Давайте помянем всех детей войны, которым пришлось жертвовать своими жизнями, терпеть голод и лишения, хотя они заслуживали обычного беззаботного детства. Они такие же, как и мы, как наши дети.

И как бы хотелось, чтобы история нас чему-то научила…

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан

x

Check Also

Дорогая, я не электрик

Я знаю, что ты иногда смотришь на меня с укором. Мол, не умею я чинить ...

Дороги, которые мы выбираем

Моя подруга Ира очень стесняется, когда ее хвалят. Покрываясь румянцем и заикаясь, она каждый раз ...

Достаток – недостаток

Стыдно ли быть богатым и вообще, что значит быть богатым? Можем ли мы считать себя ...

Дорогая, ты прекрасна

Мужчины любят глазами. Народная мудрость Когда я была маленькой, пределом моих мечтаний был рыцарь, спасающий ...