Доживем до Святок

Рассказ в письмах

Доживем до Святок

3 декабря

Уважаемая Марина (извините, не знаю Вашего отчества)!

Адрес Вашей почты мне вчера передал наш общий, как выяснилось, знакомый и мой хороший коллега Н. Он сказал, что Вы работаете в турфирме и хотели бы узнать о достоинствах различных бухгалтерских программ. Мне эта тема хорошо знакома, и я был бы рад ответить на Ваши вопросы.

Перезвоните мне, пожалуйста, по одному из указанных ниже телефонов или сбросьте сообщение по почте. Постараюсь не затянуть с ответом,

5 декабря

Как я была рада Вашему вчерашнему сообщению. Мы действительно совершенно подвисли в агентстве с ведением бухгалтерии и ни тпру ни ну. Наша компания только становится на ноги и поэтому любая помощь – на вес золота.

Будьте добры сбросьте мне по почте перечень бухпрограмм и, может быть, компаний, где их можно купить. Особенно буду признательна за Ваши комментарии насчёт качества программ. Заранее благодарна,

Менеджер по туризму

Национальное агентство «МахаонТурСервис»

Передаю, как просили (см. приложение). Не уверен только, что в своих комментариях сумел учесть специфику туристического бизнеса.

С уважением, Виктор.

PS: Буду рад оказать дальнейшее содействие. Кстати, по каким направлениям специализируется Ваше агентство?

У меня совершенный цейтнот! Ваш файл не открывается, а директор грозится снять с меня премию, если я сегодня же не положу ему на стол этот дурацкий список. Что делать, подскажите…

Отправляю в другом формате или – хотите? – могу передать по факсу. Перешлите мне только Ваш номер или позвоните (я, кажется, отправлял Вам номера своих телефонов).

6 декабря

Кажется, пронесло… Витенька, вчера была страшная буря. Он кричал и топал ногами, называл меня… Ну, не буду повторять как.

И всё за что? Ну, не бухгалтер я. А всё дело в том, что, поступая на работу, я написала в своём резюме, будто что-то петрю в этих программах.

Кажется, он понял, что нужно приглашать профессионального бухгалтера. Сам виноват – за мою-то зарплату да со знанием бухгалтерии ищи дурака, как ветра в поле! Лишь бы не сократили…

Каких я вчера капель только не пила! Увидел бы ты меня, Витенька, точно, пожалел бы.

Дочка весь вечер вокруг меня крутилась: «Мама, милая, как тебе помочь?» А я сама не знаю.

Совсем забыла, Вы вчера насчёт направлений спрашивали? Вы, наверно, отдыхать собираетесь – хорошо Вам… А я только месяц, как вышла на эту работу, толком освоиться не успела.

Правда, уже две семьи отправила – одну в Египет, а другую – тоже в Египет. Там сейчас тепло… Вообще-то мы занимаемся всем, что рынок подбрасывает, особенно мне интересен экстремальный туризм – это сейчас модно.

А Вы, Витенька, чем увлекаетесь – Вы, наверное, такой серьёзный и в очках, правда? И любите ходить на байдарках с группой единомышленников, продираться через колючие заросли и варить уху из пескарей?

Как интересно фантазировать, не зная Вас!

Напишите мне о себе, директор в воскресенье уматывает на три дня в командировку, я буду посвободнее и с удовольствием отвечу.

Мне очень жаль, что всё так произошло, и я чувствую себя виноватым. Может быть, ещё не поздно всё исправить – я мог бы приехать к Вам в офис, установить необходимые программы, объяснить, как ими пользоваться. Конечно, потихоньку, чтобы Вас не скомпрометировать.

Подумайте над этим.

Как Вы просили, в двух словах о себе: мне 34, образование высшее, по профессии бухгалтер, разведён, материально обеспечен, вредных привычек не имею. Впрочем, имею – у меня чрезвычайно скверный и неуживчивый характер. Поэтому схожусь с людьми тяжело и долго.

Поэтому у меня немного друзей, а лучше всего мне бывает с моим псом. Мы живём с ним вдвоём в небольшой квартирке на «Коломенской».

А с байдарками не угадали! – и знать не знаю, как на них плавать. Я предпочитаю отдыхать в Европе, поэтому и спросил, по каким направлениям Вы специализируетесь.

Во второй половине января мне, похоже, дадут отпуск . Вот, и думаю, куда бы прокатиться. Н., кстати, советует встать на горные лыжи – экстремальный отдых в Вашем духе. Кстати, сегодня запускал поиск Вашей компании по интернету и ничего не нашёл.

Как же о вас люди узнают?

9 декабря

Какой ты, Витенька, любопытный – всё-то тебе надо знать! Только что проводила клиента, который мучал меня полтора часа насчёт индивидуального тура в Кению. А я что – знаю, где эта Кения?

Ну, Африка. Ну, слоны с носорогами. Какой я ему лапши только на уши не навешала!

Он вылетел из нашего офиса в совершенном смятении, обещал перезвонить. Хорошо, директор не слышал нашего разговора.

Он, кстати, собака, никуда не уехал, а привёл сегодня к нам знакомиться смазливенькую девчонку, как у нас поговаривают, бывшую секретаршу своего друга: «Прошу любить и жаловать, это наш новый бухгалтер». Так что, Витенька, поздно меня учить и что-то там устанавливать.

А это ты здорово (можно на «ты»?) про свой характер пропечатал! Перечитываю и хохочу. Представляю эдакого буку на горе с парой лыж наперевес!

Можно я продолжу игру? Расскажи, только подробно, какие чувства ты испытываешь по отношению к горам и к морю.

Разгадка – в следующем письме.

У меня очень странное чувство – мне как-то неловко читать эти письма (будто они адресованы не мне) и вместе с тем я постоянно проверяю почту и нетерпением их жду. Наверно, я и впрямь очень любопытен.

Итак, горы и море. Странное сочетание. О море ничего определённого сказать не могу.

Помню, как в детстве бегал по горячей гальке где-то под Анапой, в воде было много медуз и щепок, а однажды ветер унёс мой любимый надувной мяч. Потом пару раз ездили с бывшей женой в Турцию и Тунис, вспоминаю духоту, неработающий кондиционер, разморённых официантов на завтраке, обжигающий песок и массу потраченных денег.

Как ни крути, я — городской житель.

А в горах мне просто страшно. Поэтому я всегда выбирал для житья низкие этажи.

Представляю, как удивился бы Н., прочитав эти строки. Он-то почти уверен, что сагитировал меня в январе поехать с его компанией в горы.

То ли дело какой-нибудь маленький европейский городишко – сидишь себе в кабачке и пьёшь ледяное пиво, а рядом – усатый немец аппетитно поглощает свиную рульку… Эх, правда, я последний раз куда-то ездил лет десять назад.

С интересом жду разгадку,

10 декабря

Даже не знаю, как тебе ответить, Витя… Ты настолько меня поразил! Ну, слушай: горы – это твоё отношение к собственной душе, а отношение к морю, извини — это твоё отношение к любви.

Надо продолжать?

Для меня море… Нет, не стоит – это будет чересчур прямолинейно, лучше о тебе. Можно ещё немного пофантазировать? Я хотела бы описать твоё рабочее место и твою квартиру.

На работе у тебя полный порядок, бумажка к бумажке, перед тобой в овальной рамке роскошная фотография твоего домашнего любимца (с медалями, да?), а где-нибудь глубоко в столе – десяток выцветших черно-белых снимков с изображением твоей мамы, девушки, которую ты любил на первом курсе института, армейских друзей (этих фотографий больше всего) и ещё, возможно, свадебная фотография, которую ты давно собираешься выбросить. В ящик стола ты залезаешь не часто, только когда становится совсем тошно.

Начальство тебя ценит, но не любит – за чопорный вид и тяжёлый характер – поэтому тебе уже давно не повышали зарплату.

А вот дома у тебя – царственный бедлам. Здесь ты господин, и твой единственный четвероногий подданный во всём тебя слушается. Ты мечтаешь, что когда-нибудь введёшь в эти сырые стены, под эти низкие своды воздушную и верную, и тогда – всё преобразится.

Нет, пожалуй, со сводами я переборщила. Оставленная на обеденном столе тарелка с недоеденным супом выглядит совсем не поэтично.

Витенька, милый, я ошиблась?

Я могу тебе позвонить? Пожалуйста, перешли мне номер своего телефона, хоть мобильного, если тебе неудобно разговаривать на рабочем месте.

Зачем тебе мой телефон? Не лучше ли вот так играть, не зная и не видя друг друга? Да и не могу я… Я замужем и у меня растёт дочь.

А я бывала в жизни так беспечна… И потом – Витя, я боюсь Бога. Ты веришь в Бога, Витя?

Зачем ты об этом, Марина? Мне кажется, бестактно спрашивать человека, верит он в Бога или нет.

Мы знакомы всего несколько дней, а мне кажется, что ты знаешь меня чуть не с детства. Но отвечу на твои выпады по порядку.

Во-первых, я не служил в армии и часто об этом жалею. Та фотография (причём всего одна), на которой я с сокурсниками снят в военной форме, сделана на сборах, куда мы поехали после четвёртого курса.

Во-вторых, свадебных фотографий я не сохранил.

И, наконец, в-третьих: дома у меня такой же порядок как на работе, а посуду я имею обыкновение мыть.

В остальном ты совершенно (твоё словцо) права.

Вот ещё: думал не говорить, но покаюсь: я сегодня пробовал выудить твой телефон у Н., что-то ему наплёл, но он лишь тонко улыбнулся и сказал, что потерял все свои записные книжки. Ты и его подговорила!

11 декабря

Доживем до Святок

Почему бестактно, дорогой? На вопрос, верует ли он в Бога, верующий человек должен ответить просто и прямо: «Да».

А ты темнишь и уходишь в сторону.

Давай доживём до Святок, а там я сама тебе позвоню или напишу и назначим встречу. Витенька, поиграем ещё немножко, а? Ммм… Какое удовольствие мне доставляет наша переписка, ты просто не представляешь!

А девицу-то нашу новую директор раскусил! Оказалось, она ни бельмеса не смыслит в бухгалтерии, то-то наши девки рады.

Я думаю, её выгонят ещё до Нового года.

Завтра праздник, буду три дня дома сидеть, помогу дочке с уроками. Хорошо бы муж куда-нибудь убрался – на рыбалку, к примеру, а то хоть на стенку лезь, как достал.

15 декабря

Витя, милый! Я сегодня всё утро проверяю электронную почту, жду твоего письма, а ты – за шесток и молчок.

Обиделся, что ли?

Вить, я вчера всю ночь проревела. И всё потому, что прочла «Даму с собачкой». Ты умный, наверное, читал этот рассказ.

Да ведь это я! Я тоже постоянно причиняю боль своим близким, а в душе – стремлюсь к чистоте, правде. И мой муж такой же лакей, как у этой, как её там, Анны Сергеевны, по-моему.

А Гуров – это ты, он такой же основательный и добрый.

Зачем в мире так всё устроено? Почему счастливой можно быть только украдкой, ценой обмана близких?

В моей душе странно перемешалась жажда необычайного, какого-то полёта, так чтобы в омут с головой и поминай, как звали, и страх, животный страх наказания. Бывает, я ложусь в постель, муж похрапывает рядом, а я чувствую – каждым миллиметром кожи! – как, шурша, отгибается штора, кто-то мягко ступает по ковру, подходит ближе и медленно нагибается надо мной.

Я ощущаю прикосновение влажных губ на шее, потом – на щеке, меня обдаёт горячее дыхание, и тут я вскакиваю, будто меня что-то выбрасывает из постели! Я бегу на кухню, включаю весь свет, засовываю голову под кран и долго пью ледяную воду.

Наваждение отступает и до утра я сплю, как убитая. А это чудовище! – хоть бы раз спросил меня утром, почему я такая бледная, почему не высыпаюсь и всё время жалуюсь и плачу…

Я не знаю, зачем тебе это пишу. Совсем я раскисла, Вить… Бог не простит мне моих писем.

Маришенька, что ты такое городишь? Вовсе я не обиделся, просто был немного занят. Как мне хочется тебя утешить, но протягиваю руки и – никого… Лишь монитор отсвечивает и клавиатура с готовностью подставляет свою ребристую спину: дерзай, дескать.

Ну что ж, если таковы правила игры, то остаётся принять эти виртуальные отношения. Доживём до Святок… Почему до Святок?

Я — не Онегин, а ты — не Татьяна, и гадать я не умею, кроме как на кофейной гуще. Ладно, я как-то недобро каламбурю.

Перечту-ка вечером эту твою «Даму с собачкой», причём вслух, может, моей собачке понравится.

Мариш, я предыдущее письмо с досады написал. Отправил и пожалел, но – слово не воробей.

Чувствую, что сегодня не усну – буду думать, как ты в постель ложишься и т.д. Зачем ты меня мучаешь?

Милый-милый! Меня словно дрожь колотит, я убежала с работы и пишу тебе из интернет-кафе.

Я залила всю клавиатуру слезами, на дворе ночь, ты меня не услышишь, звонит мобильный, это, наверно, муж, отвечать не буду, как я хочу тебя увидеть, но не могу, не могу, не могу, пятьдесят раз не могу, боюсь Бога, а ты всё о себе думаешь – зачем ты меня мучаешь, ты меня презираешь, я истеричка, в омут с головой, знать бы твой домашний адрес, покопаюсь в сумочке: помада, носовой платок, какие-то ключи, опять звонит мобильный, этот лакей, я ничего ему не сказала, как я тебя люблю. Можно ли любить не видя, я тебя чувствую, ты – Гуров, ты приедешь ко мне на край света и спасёшь, спасёшь меня – от меня, Витя, я ничего не понимаю, я запуталась, ты умный, подскажи, что нам делать.

16 декабря

Так дальше продолжаться не может. Я несколько раз перечитал твоё письмо и ничего не понял. Нам нужно встретиться и всё обсудить.

Я уверен, что ты неправильно меня представляешь. Я маленький и плешивый, у меня скверный характер, как я тебе уже писал.

Может быть, увидев меня, ты ужаснёшься и сбежишь. Я вчера прочёл рассказ и – уверяю тебя – ничего общего с Гуровым в себе не нашёл. Только вот (и это впрямь смешно) я так же проглатываю в день по три-четыре газеты и вместе с тем уверяю всех, что не читаю газет из принципа.

Ха-ха-ха! А если серьёзно, то я готов перевести наши отношения в иную плоскость. Как казённо выразился!

Ну да ладно. Ты только Бога не поминай на каждом слове, Он тут не при чём.

А захочешь приехать – адрес мой приведён ниже. Опять казёнщина – как заменить, не знаю.

Витенька, прости, это была истерика. Я отправила тебе письмо и сразу успокоилась. Прости, что использовала тебя в качестве громоотвода.

На минутку прервусь, пришёл клиент – закончу позже.

Ну вот, обеденный перерыв. Директор сегодня в отъезде вместе с этой мнимой бухгалтершей. Как она меня бесит!

Какая сейчас ко мне потешная пара приходила, ты, Вить, просто со смеху помрёшь. Он – лысенький, с писклявым голоском и бегающими глазками, всё время молчал, а подруга его – великанша из какой-нибудь немецкой сказки, разве что борода не растёт. Знаешь, куда я их отправила?

Никогда не поверишь – на Гоа. Это такая провинция в Индии, сейчас очень модный курорт – если надо легально ширнуться, все туда едут. И пляжи там красивые.

Аюрведа и прочая байда… Что они там только забыли?

Не представляю, как я сегодня буду в глаза мужу смотреть. Нет, я, конечно, успокоилась после того, как письмо тебе написала, но вечером… Наверное, это чудовище не пустит меня после всего, что я ему вчера наговорила. Куда податься, милый?

Ха-ха! Прости, это истерическое.

Витенька, напиши мне о себе: где ты вырос и кого любил, какие читаешь книги, какую одежду носишь, напиши, какой у тебя голос (мне кажется, величественный, с металлическими нотками – совершенно как у Касьянова), каким спортом увлекаешься, что смотришь по телевизору, чем увлекаешься (наверно, коллекционируешь старинные европейские монеты – ты же любишь Европу), напиши, какого цвета шторы в твоей квартире, чем завален твой балкон и пространство между стеной и унитазом (там стоят старые отцовские лыжи с погнутыми креплениями, да?), расскажи мне историю из детства, например, как ты кошку (или кого там?) из рогатки выцеливал или сарай в деревне поджёг, всё-всё, что в голову придёт. А я буду читать и плакать…

17 декабря

Мне всё больше не по себе. Мариша, не пиши мне больше таких писем – это напоминает мне – не обижайся – кое-что по телефону. Ты в своих письмах заглядываешь в такие уголки моей души, о существовании которых я и не подозревал.

Меня раньше никогда не донимали эротические фантазии. Очень хочу тебя увидеть.

Я, Марина, закоренелый атеист и закалённый холостяк – что я ещё могу о себе рассказать?

18 декабря

Марина, милая! Куда ты пропала?

Ты всё-таки обиделась… Как мне загладить свою вину? Отзовись.

20 декабря

Витя, ты был ко мне жесток! Ты и нескольких недель потерпеть не можешь. До Святок, до Святок, а там – случится нечто, что мне развяжет руки, и тогда…

Я вчера до поздней ночи ходила по московским храмам и монастырям. Мы живём среди такой красоты и не замечаем, такое богатство нам доверено, всё суетимся, летим куда-то, высунув язык, кто – в Кению или на Гоа, а кто, как я, просто бесцельно бродит по грязным тротуарам и пытается склеить разбившиеся половинки собственной жизни. Как поразил меня вчера лик Богоматери в храме на Ордынке!

Она меня звала. Как я хотела бы, Витенька, чтобы и тебе передалась эта теплота и умиление.

Ты скажешь – поповское слово, умиление. Да, конечно… Но почему за всё в этом мире нужно бороться, почему подражают Шварцнеггеру, а не этой старушке, ковыляющей из храма?!

Объясни мне.

Ты помнишь, Витенька, героиню «Чистого понедельника» Бунина? Как я её понимаю!

О, эта была страстная натура – зловещие волосы, чёрные, как бархатные уголь, глаза, черепаховый гребень, лебяжьи туфельки… Кутить так кутить, головой в омут! – а после, всё бросив, в монастырь уйти грехи замаливать и сердце сокрушать. Вот и мне бы так!

Я, наверно, пропаду на какое-то время – ни о чём не спрашивай и не ищи меня. Мне не хочется смущать тебя своими глупыми письмами, ты совершенно прав. Моё обещание насчёт Святок непреложно.

Мне будет очень приятно время от времени получать твои письма.

Витя, не бойся раскрыться в любви. Помнишь свои ответы на мой маленький тест?

Любовь – это свобода, полёт, а не сломанный кондиционер.

Кстати, «Махаон» на днях прекратит своё существование. Наш директор решил заняться каким-то производством и на паях со своей молоденькой подружкой наскоро сколотил фирмёшку.

Все сотрудники, как ты понимаешь, попадают под увольнение.

Маринка, что ты вдруг! Какой ещё монастырь, при чём тут Шварцнеггер с Буниным?

У меня голова совсем кругом пошла. Наверно, это у меня под конец года с нервами не всё в порядке.

23 декабря

Маришенька, у меня всё валится из рук. На работе слоняюсь без дела, хотя конец года, коллеги вкалывают, как Папа Карло.

Придя домой, никак не могу заснуть. Вчера нашёл в интернете «Чистый понедельник», сперва прочёл с экрана, распечатал и несколько раз перечитал дома. Занятно.

Только непонятно.

Пробовал заговорить о тебе с Н., так он перевёл разговор на другую тему и с бухты-барахты заявил мне, что после Нового года уезжает на работу заграницу. Обещал сбросить сообщение по почте, когда обустроится на новом месте.

Да, скверно… Совсем не с кем будет общаться в нашей конторе, да и с отпуском планы расстраиваются.

25 декабря

Мариша, я впадаю в детство. Вчера весь вечер бродил по Ордынке, глазел на прохожих и искал эту твою обитель – помнишь, из рассказа?

Моросил мелкий дождь, а я ел мороженое и радовался. Действительно, странно – стоит только сойти с привычной колеи и всё в мире меняется.

Такие глубоко философские мысли давненько меня не посещали! И всё благодаря тебе.

Пишу урывками, потому что у нас такая свистопляска – хоть вон беги.

Остался сегодня после работы, два часа бродил по интернету в поисках информации. Прочёл массу интересного о княгине Елизавете Феодоровне, основательнице Марфо-Мариинской обители. Вот это женщина, я понимаю!

Не то что многие попы или монахи – прости, если обидел тебя в религиозных чувствах. Была богата и так хороша собой – и пошла в монахини, по ночлежкам ходила, не боялась, сирот обшивала со своими сёстрами.

Такими и должны быть христиане, а всё остальное – лицемерие и ханжество. Милая, где ты?

31 декабря

Вот, и Новый год пришёл… Опять встречать не с кем. Что же, сядем вечером вдвоём с четвероногим подданным, как ты выражаешься, и повоем на луну. Какая-то тоска напала.

На выходных заглянул тут у себя на «Коломенской» в церковь: никто не обхамил из этих истинно верующих, как раньше бывало. Поговорил после службы с молоденьким дьяконом, занятно. Тут есть над чем подумать.

Только всё равно много вопросов остаётся.

Мариша, с Новым годом! Специально в твою честь подниму сегодня ночью бокал шампанского.

Будь здорова и счастлива!

8 января

Вот, и Святки! Я зашёл в ночь на Рождество в нашу Казанскую церковь, отстоял службу, свечки поставил. Священник служил радостно и неторопливо, пел большой хор, а дьякон мне мимоходом сунул завёрнутую в тряпочку просфору.

Шёл ранним утром домой, снегом скрипел, а на душе – весна, птицы поют и такое умиление… тьфу, поповское слово – ты права. Что же ты с атеистом сделала?!

С нетерпением жду весточки от тебя.

13 января

Что, Витюня, узнал адрес электронной почты? Напрасно ты обливаешься слюной в надежде на новые откровения сокрушенного сердца.

Твоя добрая приятельница сильно подурнела – она изменила пол, род занятий, а теперь ещё и отечество.

Мне как-то неловко было тебя дурачить всё это время, но ты так простодушно клюнул… Я, знаешь ли, ещё и рыбак, а для рыбака нет ничего приятнее, чем часами вываживать крупную рыбу. Слушай-ка мой диагноз: ты вспыльчивый и впечатлительный неврастеник, и тебе немедленно нужно лечиться.

Я, было, советовал тебе горные лыжи, но это слишком радикальный способ лечения: ты свернёшь себе шею и на этом всё кончится.

Тебе понравилась моя игра? Согласись, скучно жить без эдакой крохотной перчинки, а ты бы и вовсе уснул в своём «коломенском» углу в обнимку с птеродактилем, или кто там у тебя.

И вот ещё: не загружайся-ка ты, старик, религией. Лучше почитай на досуге Фрейда, он поможет тебе направить своё либидо в нужную сторону.

Твоя сладкая Н. (помнишь, у Майка Науменко?), она же – просто Марина Голованова.

20 января

Ты думал, я не отвечу? Действительно, первым моим желанием было разбить тебе голову и немедля уничтожить всю переписку. Сейчас ярость поулеглась.

Я хорошо понимаю, что не могу тебя достать, как бы ни кусал локти. Ты знал, что делаешь, и поднял со дна души такую бурю, которая не скоро успокоится.

Но, мне кажется, в мою жизнь вошло что-то новое, и я не хочу это терять.

Спасибо тебе за это.

Автор — Алексей Коровин, 2003 г.

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан

x

Check Also

Если коротко, с женщиной-лидером интересно»

Женщина – руководитель, женщина – лидер крупной компании… В России эти слова нередко вызывают сильную ...

Если муж изменил

Измена. Может, кто-то и не боится ее, но я точно знаю, что никто из нас ...

Если мужчина не хочет ребенка

Один мужчина так не хотел детей от жены, что даже признался ей в измене. Мол, ...

Если бы интервью BBC давала мама

Неделю назад интернет взорвал ролик «Би-Би-Си»: в кабинет профессора Роберта Келли, который в этот момент ...