Заседание 32

— Ну, и что теперь? – обратился к королю принц Илиантэ.

— Теперь, – король вздохнул, — Теперь нужно ехать в Край Света и просить помощи.

— Вы уверены, государь? – спросил господин Эванхоле. – Может ли кто из живых заглянуть за линию горизонта, ведь Край Света, как говорят, расположен именно там? Люди могут увидеть его только после смерти…

— Король может добраться до неё и при жизни, — ответил государь.

— А не лучше ли было заняться более земными делами? – сказал принц Илиантэ. – Набирать ополчение, например…

В голосе юноши звучала неприкрытая насмешка. В Илиантэ мало верили в рассказы как о Чёрной Пропасти, так и о Крае Света.

Воины – пограничники больше уповали на силу своего оружия.

Да и советнику Эванхоле эта затея с Краем Света была не по вкусу.

— Вы не должны покидать страну в такой час! – сказал он.

— Но иначе мы все погибнем, — король поднялся с трона. – На нас обрушится вся колдовская мощь Пропасти!

— Пожалуйста, Ваше Величество, не заставляйте нас думать, что вас, самого храброго короля Востока, напугали детские сказки!

— Думайте, как хотите, — сказал король. – Я должен ехать.

— А я вас не пускаю! – вышел из себя Эванхоле.

— С каких это пор Вы смеете приказывать королю? – рассердился государь.

— Если король сходит с ума, мне ничего не остаётся делать!

— Так вы считаете меня сумасшедшим?! – король повернулся к придворным.

Придворные молчали, переминаясь с ноги на ногу.

И тут принц Илиантэ рассмеялся.

— Что вы носы повесили? Били мы скурондскую сволочь раньше, побьем и теперь!

Я желаю Вашему Величеству поскорее успокоиться и трезво взглянуть на вещи.

С этими словами принц покинул зал.

Народ в зале глухо зароптал. Слова принца развеяли страх, и люди не понимали, почему король упрямо желает ехать не пойми куда, не пойми зачем…

— Наверно, он и впрямь тронулся! — шептались люди, поглядывая на своего государя.

— Опомнитесь, государь! – воскликнул советник. — Если вы уедете в такое время, это посеет панику в народе.

— Вы должны сделать все, чтобы этого не допустить, — сказал король, — пока я не вернусь, править будет королева, и вы обязаны…

— Королева! — воскликнул советник, — Бедняжка! А о ней вы подумали?

Вас не убеждают советы друзей, так может, голос сердца заставит вас одуматься? Государь, из-за нелепых страхов вы не только покидаете супругу, но и взваливаете на нее бремя управления страной… Государь, подумайте, ваше бедное дитя, которое еще не родилось…

— Я еду! — страшным голосом закричал несчастный король. — О, Небеса, смилуйтесь надо мной!

И он уехал. Три дня в Каллистэ правила королева.

Три дня королеве удавалось поддерживать во дворце и в стране мир и порядок. Но вот с Запада донеслись ужасные вести: огромное, считавшееся непобедимым войско Илиантэ разбито.

Небывалая мощь Скуронда смяла сопротивление илиантийцев в считанные часы. Известие об этом достигло Каллистэ так нескоро лишь потому, что некому было сообщить о беспримерном поражении Пограничного королевства: в живых не осталось почти никого…

Ужас объял Восточные страны. В Каллистэ вспыхнул бунт. Люди, ослепленные страхом, обвинили короля, а заодно и королеву в измене.

Безумие охватило весь Восток. Даже самые преданные друзья короля в одночасье сделались его врагами.

Утром четвертого дня в ворота королевского замка постучался Нищий Старец. Его немедленно пустили: все помнили, как кстати были его советы, может быть и теперь благодаря ему Каллистэ будет спасена?

Нищий старец попросил, чтобы его отвели в покои королевы, дабы они могли побеседовать с глазу на глаз.

Королева сидела у восточного окна и смотрела на дорогу. Она поднялась навстречу Нищему Старцу, и слабая улыбка озарила её лицо.

— Вы пришли, чтобы помочь мне? – спросил королева.

— Да, Ваше Величество, — ответил Нищий старец.

Сегодня его голос звучал совсем не так, как прежде: хрипота и кашель исчезли, и королеве он показался знакомым.

— Кто вы? – спросила королева.

Нищий старец сбросил с себя ветхий плащ, и государыня вскрикнула: переднею стоял отец короля Ооле Каллистэ Первого.

— Когда Ооле покинул Лесной город, из моего дома исчезло солнце, — сказал старый учёный, — Я не знал, насколько дорог мне мой младший сын и какое бремя я взвалил на его плечи…

— Скажите, он вернётся? – спросила королева.

— Вернётся, — ответил учёный. – Но, боюсь, что не к тебе, моя бедная девочка. Он вернётся, чтобы победить зло, но такие поединки дорого стоят смертным.

— И я больше его не увижу? – в глазах королевы показались слёзы.

— Увидишь, для того я и пришел к тебе. Ты ещё не знаешь, что ты заперта в этой башне?

— Я? Заперта? – удивилась королева.

— Твоего мужа уже в открытую называют изменником. И тебя заодно.

— Меня? Меня-то за что?

— Ни за что, королева. Люди обезумели от страха. На них уже действуют чары Пропасти.

У вас не осталось друзей, моя королева.

— А господин Эванхоле?

— Он первый из бунтарей. Все сильные чувства нынче вывернуты наизнанку.

Чем больше человек любил – тем сильнее он ненавидит. Вам надо бежать, государыня.

— Бегите в лесной город. Король отправится туда перед битвой…

— Откуда вы знаете?

— Я встретил его три дня назад, когда он ехал на восток. Скорее, госпожа, наденьте мой плащ и бегите.

— Но что будет с вами, когда они обнаружат вас?

— Не думайте об этом! В конце концов, я спасаю не только вас, королева, но и моего будущего внука.

Королева послушалась своего свёкра. Никем не узнанная, она вышла за ворота замка и побрела в лес.

Во дворце не скоро узнали о подмене. Лишь вечером придворные явились, чтобы поставить королеву в известность о том, что она, как изменница подлежит суду и заключению, они обнаружили в её покоях неизвестного старика.

Придворные пришли в ярость. Жестоко избив, они бросили старца умирать за воротами замка. Вдогонку за королевой был послан отряд всадников, но они не знали тех заповедных тропинок, по которым бежала королева.

Оставив тщетные попытки догнать её, всадники вернулись в королевский замок.

— Измена! Измена! – слышалось отовсюду.

Но армия Скуронда неумолимо приближалась к Каллистэ. Это слегка отрезвило бывших друзей короля.

Во всяком случае, они перестали кричать, что их предали, и начали готовиться к войне.

А бедная Гали шла день, ночь и ещё сутки, и на рассвете вышла из леса прямо к Великой Сосне. Измученная королева обняла могучее дерево и заплакала.

— О, Небеса! – говорила она. – Помогите королю! Помогите мне!

Помогите всем нам!

Внезапно королева услышала чьё-то дыхание. Она открыла глаза – и увидела коня, огромного серебряного коня с алыми глазами.

Конь плакал алыми слезами, и у его копыт появлялись алые ягоды земляники.

Заседание 32

Королева протянула руку, чтобы коснуться его морды, но конь отпрянул.

— Гали! – сказал кто-то за её спиной.

— Это ты?! – воскликнула она.

Да, это был король. Лицо его сияло такой красотой и радостью, что можно было ослепнуть.

— Поспешим, — сказал он.

Он подошёл к серебряному коню и погладил его. Конь обнюхал одежды короля и радостно заржал. Король вскочил к нему на спину и посадил королеву перед собой.

Конь фыркнул и плавным галопом понёс всадников по лесной тропинке.

— А где же Воины Рассвета? – спросила Гали.

— Они везде, они следуют за нами. В сраженье они будут направлять каждый выстрел и каждый удар наших ратников, оставаясь невидимыми.

— Этого нельзя описать словами. Ни один человек, увидевший их, не захотел бы больше оставаться на земле.

— Потому что люблю тебя. Нам с тобою придётся очень долго ждать нашей следующей встречи.

Конь легко летел по заповедным тропкам.

— Вот, Гали, возьми. Этот камень называется Слеза Солнца. Этот камень исцелит любую болезнь, сохранит от злобных чар.

Этот камень мне дали на Краю Света, чтобы он хранил Каллистэ.

Королева прижала к сердцу небольшой, медовый, как янтарь и яркий как звезда камешек.

Король и королева не успели и заметить, как оказались перед королевским замком. По виду, он был совершенно пуст: ни стражи у ворот, ни дозорных на стенах. Конь проскакал по мосту и остановился у ворот замка.

Перед воротами лежал человек, похожий издали на кучу грязного тряпья.

— Они убили его! – воскликнула королева, узнав Нищего Старца, отца Ооле.

Король спрыгнул с седла и склонился над избитым и израненным телом.

— Нет, он ещё жив! – сказал король. – Дай ему камень, королева!

Едва Слеза Солнца оказалась в руке лежащего, как кровавая короста сошла с его лица, раны зажили, и исцелённый старец открыл глаза.

— Мой король! – проговорил он, увидав сына.

— Я больше не король, отец, — сказал Ооле Каллистэ Первый, — Вот, возьми!

Государь снял с головы алмазную корону и отдал её отцу.

— Отдайте её моему сыну, — сказал он, снова взлетая на коня. – И не горюйте. Сегодня Восток победит.

В широкой зелёной долине Каллистэ лицом к лицу выстроились два войска.

Над воинством Скуронда клубились чёрные тучи и носились стервятники. Страшно было подумать, что осталось за их спинами, там, где раньше было королевство Илиантэ.

Вдоль скурондского строя горячил коня всадник в глухой броне: он вызывал на бой короля Каллистэ, но того всё не было.

— Ну и стоит ли сражаться за такого короля? – насмешливо крикнул поединщик. – Он предал вас, удрал, как трусливый заяц! Лучше бросайте оружие и сдавайтесь в плен!

Плен лучше смерти!

— Да неужели? – звонко крикнул кто-то из рядов Восточного войска.

Могучим прыжком вырвался на поле серебряный конь, и солнце, пробившись сквозь тучи, зажгло золотым огнем землю под его копытами. На несколько мгновений всадник сдержал ярящегося скакуна и обернулся к защитникам Каллистэ.

О, это был король! Изумление охватило воинов Востока, но тотчас сменилось ужасом и раскаянием.

Люди внезапно прозрели. Тяжкий морок развеялся, и они ужаснулись, поняв, как они виноваты перед своим королём!

А король, глядя на них, улыбался. Не было на государе ни шлема, ни доспехов, и корона не венчала его славную голову.

Беспечным юным воином или огненным духом явился он в последний раз перед своим народом. И тотчас, выхватив меч, устремился на врага.

С замиранием сердца следили восточные витязи за смертельным единоборством.

— Неравный это бой, увы нам! — шептали воины. — Противник — колдун, и ни одной щели не видно в его броне! А наш государь — что оборонит его, воинская ли слава, или те раны, что получил он, защищая нас?!

Тем временем враг одолевал короля. Одолевал, однако, медленно. В конце концов ему, видно, наскучила утомительная забава.

Он махнул рукой, и… в короля полетели стрелы!

Бешеная ярость обуяла воинов Востока.

— Гнусное предательство! — вскричали они. — Смерть! Смерть им всем!
И воинство Каллистэ в едином порыве устремилось на врагов. Ярость кипела в их крови, чувство вины подстёгивало, а жажда искупить её — окрыляла.

Все воины Востока говорили потом, что никогда ещё не был им так верен лук и лёгок меч, как в этой битве.

Ранние сумерки пали на землю, а сражение уже было завершено. Всю ночь по полю ходили воины, разыскивая убитых и раненых товарищей.

Утром начали подсчитывать потери. Немало погибло воинов Востока, но западных вояк полегло в три раза больше.

Но радость столь великой победы была омрачена горем: король Ооле Каллистэ Первый не вернулся с поля битвы.

Тела его не нашли, не нашли ни меча, ни коня. Впрочем, все поняли, что конь-то был волшебный.

И менестрели пели потом, как король Ооле ускакал в небо, вслед за уходящим солнцем, по дороге последнего закатного луча.

И до сих пор старинные баллады повествуют нам о том, что в Краю Света король был принят в Небесное воинство и теперь зорко следит за судьбой своих потомков и своей страны. И если вдруг его родину снова настигнет беда, он вернётся на землю, чтобы защитить и спасти прекрасную Каллистэ.

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Check Also

Зимнее путешествие в мир игрушек

В полумраке комнаты светится золотыми огнями украшенная ёлка. У её основания стоит старинный Дед Мороз ...

Зима – пора душевной теплоты

Осталось совсем мало, немножко, буквально чуть-чуть и она закончится. Очередная зима еще раз будет прожита ...

Зима близко

Страх старости, неподъемного груза прожитых лет – чувство, которого сложно избежать. Благо бояться есть чего ...

Жизнь, жительствующая в медвежьем углу

В Греции я люблю останавливаться в маленьких семейных гостиницах. Таких, где горничной не принято оставлять ...